Фактор художественной экспрессии

На основании наблюдений за работой психиатрических пациентов в критериях направленной на определенную тематику арт-терапевтической группы можно отметить, что, хотя нрав и методы художественной экспрессии нездоровых в процессе арт-терапевтической работы в целом изменялись, динамика этих конфигураций была сравнимо низкой. Так, шаг конкретного отреагирования нездоровыми собственных потребностей и переживаний Фактор художественной экспрессии в поведении и работе с материалами был проявлен слабо. С самого начала пациенты стремились агрессивно держать под контролем изобразительный процесс. Это проявлялось в использовании ими в большей степени плотных материалов (карандашей). Только спустя длительный период (обычно, более месяца) они могли перейти к использованию наименее плотных материалов (акварельных и гуашевых Фактор художественной экспрессии красок).

Пациенты предпочитали работать в рамках верно обозначенных тем и заданий и испытывали замешательство, если им предлагались наименее структурированные техники, предполагающие огромную степень спонтанности, также направленной на определенную тематику и ролевой неопределенности. Методом использования неких особых интервенций (приемущественно техник «разогрева») удавалось только некординально повысить спонтанность нездоровых.

Рвение нездоровых агрессивно держать Фактор художественной экспрессии под контролем изобразительный процесс, по-видимому, делало защитную функцию, помогая им дистанцироваться от сложных и противных ситуаций и переживаний, также четче обозначать личные границы.

Эти специальные черты изобразительной деятельности многих психиатрических пациентов могут быть связаны с разными причинами, постпроцессуальными переменами личности либо персональными характерологическими особенностями; приемом психотропных препаратов, особенностями Фактор художественной экспрессии институциональной культуры, также ожиданиями персонала и самих пациентов. Следует учесть, что большая часть нездоровых участвовала в арт-терапии на стадии ремиссии либо ее становления, когда острые проявления психологического заболевания благодаря фармакотерапии были нивелированы и нездоровые могли более либо наименее удачно держать под контролем свои чувства и потребности.

Соответствующая для дневного стационара Фактор художественной экспрессии и психиатрического учреждения в целом жесткая регламентация поведения пациентов и их ориентация на ожидания персонала (связанные с тем, каким должен быть пациент, находящийся в состоянии ремиссии), конечно, не содействовали спонтанности и естественности поведения нездоровых Не исключено, что некие пациенты боялись, что если они будут вести себя Фактор художественной экспрессии в процессе арт-терапевтических занятий более свободно, им могут усилить либо продлить исцеление.

Не считая того, в период арт-терапевтической работы многие из их воспринимали высочайшие дозы психотропных препаратов, оказывающих тормозящее воздействие на моторику и психологические процессы. Нужно было оценить как положительное, так и отрицательное воздействие психофармакотерапии на процесс Фактор художественной экспрессии арт-терапевтической работы. А именно, принимались во внимание описанные Роденхаузером (Rodenhauser, 1989) эффекты приема психотропных препаратов. К положительным эффектам он относит увеличение возможности пациента к контролю над своими эмоциями, увеличение его убежденности внутри себя, понижение восприимчивости к внутренним стимулам и упорядочивание поведения. Отрицательными эффектами, по его воззрению, являются понижение ответственности пациента за свои Фактор художественной экспрессии деяния и переживания, тормозящее воздействие на познавательные процессы, притупление аффектов и стигматизация. Роденхаузер также отмечает, что, хотя прием психотропных препаратов может содействовать улучшению коммуникации хворого с окружающими, психофармакотерапия может в то же самое время оказывать на нее негативное воздействие, а именно, за счет понижения самодирективности и мотивации Фактор художественной экспрессии пациента.

Соответствующая для многих арт-терапевтов установка на фасилитацию чувственной экспрессии пациентов в процессе их изобразительной работы приходит в противоречие с установкой большинства психиатров на угнетение и сдерживание

аффективных проявлений пациентов методом использования фармакотерапии и бихевиоральных способов.

Можно констатировать, что проведение арт-терапии на фоне приема психотропных препаратов оказывает Фактор художественной экспрессии приметное воздействия как на художественную экспрессию пациентов, так и на внутригрупповые коммуникативные процессы, повышая степень контроля пациентов над изобразительной деятельностью и коммуникацией. И хотя понижение дозы психотропных препаратов у неких нездоровых могло бы привести к увеличению эффективности арт-терапии, представлялось нецелесообразным вмешиваться в процесс медикаментозного исцеления пациентов, беря во внимание Фактор художественной экспрессии высшую возможность возникновения у их в данном случае психотической продукции и усиления поведенческих и аффективных нарушений, также возможность конфронтации с установками большинства мед работников.

Таким макаром, связанное с разными причинами рвение нездоровых агрессивно держать под контролем изобразительный процесс ограничивало действие фактора художественной экспрессии, но чрезмерное побуждение членов группы к спонтанности могло Фактор художественной экспрессии бы оказаться контрпродуктивным. Совместно с тем многие пациенты, в том числе имеющие долгий психиатрический стаж, спустя некое время после начала проведения с ними арт-терапевтической работы оказывались способными к использованию малоструктурированных техник и наименее плотных изобразительных материалов. Об этом, а именно, свидетельствуют работы, выполненные в технике Фактор художественной экспрессии монотипии.

Значение фактора художественной экспрессии в достижении положительных эффектов арт-терапии было в особенности велико у тех пациентов, у каких наблюдались трудности в установлении тесноватого вербального контакта с другими членами группы и психоаналитиком. Некие из их увлеченно работали над созданием личных рисунков, часто отличающихся высочайшими эстетическими плюсами. При разъяснении же содержания собственной Фактор художественной экспрессии продукции в процессе сессий эти нездоровые обычно испытывали трудности. Пробы их вовлечения в те либо другие виды совместной деятельности оказывались, обычно, малопродуктивными. Можно прийти к выводу о том, что персональная художественная деятельность таких нездоровых, направленная на создание эстетически важной продукции, отвечает их потребностям, а именно потребности в укреплении личных Фактор художественной экспрессии границ и поддержке их хрупкого либо бесформенного «Я» средством получения прямой моральной поддержки со стороны психоаналитика и группы. Этому же содействует подчеркивание эстетической ценности создаваемых ими художественных работ. В данном случае роль психоаналитика может заключаться в разработке хороших критерий для самостоятельной работы таких пациентов (даже если идет Фактор художественной экспрессии речь о групповой арт-терапии), где они могли быть ограждены от ненужного вмешательства окружающих в их личное «пространство». Целенаправлено оказывать им помощь технического нрава и равномерно, с осторожностью, ввязывать в разные виды вербальной оборотной связи и другие формы работы на базе сделанных художественных образов. Определенное значение для таких Фактор художественной экспрессии пациентов может иметь и экспонирование работ, способствующее чувственной поддержке и увеличению самооценки.

Значительную роль для таких пациентов может иметь фактор психотерапевтических отношений и поддержка со стороны других членов группы. Но если отсутствуют условия для их самостоятельной работы и получения поддержки за пределами арт-терапевтической группы (что полностью возможно, с учетом Фактор художественной экспрессии ограниченных коммуникативных способностей таких пациентов), у их может формироваться зависимость от психоаналитика и других членов группы, в связи с чем таким клиентам может требоваться долгая помощь.

Клинический пример. Одним из примеров такового рода может быть роль в арт-терапевтической работе пациентки по имени Анна (28 лет, диагноз «шизофрения, обычная форма», инвалид II группы Фактор художественной экспрессии). Анна наблюдалась доктором диспансера с 18 лет, неоднократно лечилась в психиатрической поликлинике и в дневном стационаре. Предпосылкой помещения в поликлинику либо направления в дневной стационар являются бессонница и беспорядочное поведение. Имеют место постпсихотические конфигурации личности в форме нарушения мышления и понижения аффектов, также ограниченная соц адаптивность. Трудового стажа Анна не Фактор художественной экспрессии имеет, проживает с мамой, от которой стопроцентно зависит. Временами Анна посещает лечебно-трудовые мастерские, но в силу беспристрастных проблем в обеспечении нездоровых работой, очень низкой оплаты и неинтересного нрава деятельности работа Анны в лечебно-трудовых мастерских не носит периодического нрава. Круг общения ограничен приемущественно мамой и ее знакомыми Фактор художественной экспрессии. Мама нездоровой проявляет огромное роль в ее судьбе и пробует вовлечь дочь в различные виды деятельности (поездки за город, посещение выставок и концертов, чтение художественной литературы), также отыскивает возможность для того, чтоб Анна смогла, кроме приема фармацевтических средств и посещения лечебно-трудовых мастерских, получать какие-либо дополнительные Фактор художественной экспрессии виды социальной либо психотерапевтической помощи. Анна — пассивно-подчиняемая, но время от времени начинает проявлять негативизм, из-за чего доктор лечебно-трудовых мастерских увеличивает ей дозу фармацевтических средств либо направляет ее в дневной стационар.

К предложению включиться в работу арт-терапевтической группы Анна и ее мама отнеслись положительно. С маленькими перерывами (связанными Фактор художественной экспрессии с закрытием дневного стационара на лето) Анна посещала группу около 2-ух лет. Переехав потом с мамой в другой район, Анна обратилась к психоаналитику с просьбой разрешить ей посещать арт-терапевтическую группу по прежнему месту проживания, но из-за того что добираться в диспансер из другого района пару раз Фактор художественной экспрессии в неделю Анне оказалось очень тяжело, она закончила занятия в группе.

Работа Анны в арт-терапевтической группе в некий мере уже отражена в приведенных выше описаниях группового процесса. Анна постоянно делала все предлагаемые упражнения и задания, хотя из-за нарушений мышления и определенной торпидности психологических процессов, связанной, а именно, с Фактор художественной экспрессии приемом психотропных препаратов, нередко не успевала улечся во временные рамки. Инициативы в группе не проявляла, держалась неприметно и предпочитала работать обособленно от других. О собственных работах говорила жадно и сбивчиво. Не считая того, из-за нарушений мышления и торпидности принимать ее речь другим членам группы было трудно. Время от Фактор художественной экспрессии времени, в особенности когда это предлагал психоте-

рапевт, брала свои картинки домой для того, чтоб их окончить либо обрисовать. Тексты, написанные Анной дома, часто оказывались достаточно содержательными и художественно выразительными. Их обсуждение, но, было малопродуктивным и не приводило к приметным результатам.

Все же работа Анны в арт Фактор художественной экспрессии-терапевтической группе сопровождалась и определенными положительными эффектами. Так, поведение и изобразительная деятельность Анны равномерно становились более упорядоченными и продуктивными, она стала более интенсивно участвовать в дискуссиях. Было видно, что получение положительной оценки со стороны психоаналитика и других членов группы, также тот факт, что ее в группе принимают, были для нее очень Фактор художественной экспрессии значимы.

Сначало державшаяся очень скованно, Анна равномерно стала более естественной и открытой и даже смогла установить более тесноватый контакт с отдельными членами группы — а именно, с другой юный пациенткой по имени Юлия.

Как ранее говорилось, при содействии мамы в период работы в арт-терапевтической группе Анна поступила в цех Фактор художественной экспрессии художественной росписи и начала ее осваивать. Хотя нездоровая обычно гласила, что у нее «средние возможности к рисованию», картинки Анны и ее отношение к различным видам творческих занятий, а именно к художественным описаниям, гласили об тривиальной склонности к этим видам деятельности.

При использовании техник совместного рисования, в особенности малоструктурированных Фактор художественной экспрессии, Анна испытывала затруднения и заявляла, что не знает, как ей себя вести. Проявляла завышенную зависимость от психоаналитика и других членов группы. При окончании работы какой-нибудь группы (в связи с выпиской большинства ее членов из дневного стационара, летним закрытием дневного стационара) через некое время просила включить ее в новейшую группу Фактор художественной экспрессии.

Выше уже рассматривался текст отчета Анны о более важных для нее результатах арт-терапии (пример 1). В качестве примеров ее изобразительной продукции и художественного описания можно привести сделанную в технике монотипии композицию под заглавием «Туман над болотом» (рис. 18) с комментарием.


fajla-dolzhno-soderzhat-familiyu-i-imya-uchastnika-konferencii-na-russkom-naprimer-pavlova-marya-doc.html
fajldi-arhivke-ornalastiru.html
fajli-otobrazhaemie-na-adresnoe-prostranstvo-pamyati.html